Показать сообщение отдельно
Старый 13.03.2017, 18:45   #128
Ursvamp
F
 
Аватар для Ursvamp
 
Регистрация: 22.03.2014
Сообщений: 38,882
Ursvamp отключил(а) отображение уровня репутации
По умолчанию

По закону президентские выборы в России должны пройти 11 марта 2018 года, но не исключено, что их передвинут на 18 марта – годовщину присоединения Крыма к России. За год до выборов, автор книги о жизнеспособности режима президента Владимира Путина Дмитрий Травин сказал, что смягчить свою политику Путина может заставить только ощутимый экономический рост. «Но вероятность этого невысока», - отметил профессор экономики Петербургского Европейского университета Травин.

- В вашей недавно вышедшей книге «Просуществует ли путинская система до 2042 года?» есть прямой отсыл к антиутопии Владимира Войновича «Москва 2042», которая вышла в 1986 году. В ней Войнович весьма точно предсказал очень многое: путч и сильного главу государства, который придет из рядов КГБ. Его он называет Генералиссимусом. По версии Войновича, этот Генералиссимус из кагэбэшников продержится у власти до 2042 года. К этому времени президенту России Владимиру Путину исполнится 90 лет. Попал ли Войнович в точку?

- Прежде всего, Войнович предсказал общую тенденцию в России. Он очень правильно почувствовал рост роли сотрудников спецслужб, что они начнут доминировать в обществе. Он попал в точку с фактическим объединением православной церкви с государством. Но 2042 год все же условный. В своей книге я пишу, что созданная Путиным система может просуществовать еще очень долго. Может быть, и до 2042 года, поскольку Путин запросто может дожить и до 90 лет.

При жизни Путина систему очень сложно изменить, если не случится настоящего кризиса. Но эта система все же не вечна. После Путина будет сложно восстановить этот режим. Авторитарные, сосредоточенные на личности режимы в любом случае заканчиваются после смерти их создателей, если речь не идет о востоке, где есть традиция передавать власть детям, как при режиме Асада в Сирии, или Ильхама Алиева в Азербайджане. В Европе такой режим было бы сложно восстановить. Именно поэтому я считаю, что путинский режим – последний сосредоточенный на личности авторитарный режим в России.

- Мне кажется, но одной из самых больших причин, почему Путин не хочет или не может отдать власть, заключается в том, что для него самого и для его окружения это сильная гарантия того, что с их здоровьем и имуществом ничего не произойдет.

- В целом, это правильно, но тут есть некоторые нюансы. Я уверен, что никакой переворот Путина не свалит, поскольку Путин обладает харизмой, которая нужна для авторитарного режима. А демократического режима элита России сейчас не хочет. Украина, например, не воспринимается никем из нынешней российской элиты.

Но в путинской элите есть те, кто не доволен тем, как сейчас функционирует режим. Они хотели бы послаблений, изменений, но ни в коем случае не в результате резких действий. Сейчас мы видим, что побеждают силовики и коррумпированные чиновники и проигрывают те, кто ориентирован на международный бизнес, зарабатывает на этом деньги и хотел бы жить за границей.

Не секрет, что у многих высокопоставленных чиновников России, простых чиновников и бизнесменов есть недвижимость и счета за рубежом, и если в России произойдет что-то похожее на украинские события, они с большим удовольствием уедут за границу и будут там спокойно жить. Им не нравится, что они попали под санкции, благодаря чему отрезаны от своего имущества и от своих денег за границей. Они хотели бы, чтобы Путин стал помягче.

- Насколько велика вероятность того, что Путин может смягчиться?

- Вероятность не очень высока. Для смягчения режима нужен экономический рост. До кризиса 2008-2009 годов у Путина была поддержка и доверие абсолютного большинства россиян. Они не особо расстраивались от того, что он авторитарный лидер и в стране так мало демократии. Люди поддерживали Путина, поскольку под его руководством жить стало лучше, росли экономика и благосостояние. Они не заморачивались над тем, что причиной была высокая цена на нефть, а не навыки управления Путина.

С 2009 года средний экономический рост в России был ниже одного процента в год. В таких условиях мягкими методами Путину было бы трудно править. Он должен был выдумать что-то экстренное, чтобы недовольный экономикой народ был доволен им. Для этого он взял Крым и для этого он делает вид, что нам угрожают США и НАТО, но он спасет Россию от них. Люди верят Путину и по-прежнему голосуют за него, хотя под его руководством жизнь становится все хуже. Такой вот парадокс.

- Что он может еще выдумать, чтобы этот парадокс продолжался?

- Это трудно сказать. В России нет экспертов, которые могли бы просчитать шаги Путина, не могу это сделать и я. Никто не мог предсказать, что в 2003 году произойдет история с олигархом Михаилом Ходорковским, никто не ожидал, что Путин назначит на пост премьер-министра марионетку вроде Михаила Фрадкова, или Виктора Зубкова. Никто не ожидал, что в какой-то момент заберут Крым. Если я сейчас что-то предсказываю, то весьма велика вероятность, что я ошибаюсь. Скажем так, я не исключаю, что еще что-то может объединиться с Россией или Россия активизирует свою политику в каком-то регионе мира.

- Получается, что остальному миру нужно надеяться на то, что в России восстановится экономический рост, тогда Путину не нужно будет использовать агрессивную внешнюю политику для обеспечения своей популярности?

- Два с половиной года назад, когда США и Европейский союз решили ввести по отношению к России санкции, на западе царило представление, что если экономическое положение России ухудшится, то это возбудит часть народа против Путина. Этого не произошло. В этом смысле Запад сейчас оказался в сложной ситуации, поскольку явно видно, что санкции не работают, но их сейчас нельзя и отменить.

Конечно, возможно, что если уровень жизни будет и дальше падать, то в какой-то момент жители России разочаруются в Путине. Русские все же не мазохисты. Тогда Путину будет просто ужесточать свой режим и еще крепче закручивать гайки.

- Но соседям спокойнее, если медведь в лесу сытый, поскольку тогда и он спокойнее.

- Хорошо сказано. Но когда я говорю, что не исключаю присоединения еще кого-то к России, то я не говорю о каких-то странах НАТО. Я считаю Путина здравомыслящим и полностью адекватным руководителем, который учитывает последствия своих шагов. Это не очень хорошие эксперты, которые считают его сумасшедшим. Конфликт с НАТО не входит в планы Путина, он этого не хочет.

Есть много территорий, которые можно забрать – простите мне мой цинизм, поскольку я на самом деле очень не хочу, чтобы Россия что-то отбирала у соседей – и которые не принадлежат НАТО, за которые от НАТО не последует тяжелых последствий.

- Вы – один из немногих экспертов в России, утверждающих, что за назначением Вячеслава Волошина руководителем Госдумы (бывший заместитель руководителя кремлевской администрации, который отвечал за руководство всей внутренней политикой в России – Я.П.) стоит крепкое и далеко идущее влияние. Почему вы так считаете? Есть мнение, что поскольку Дума – это простой оформитель решений Кремля, то нет разницы, кто ею руководит.

- До сих пор на самом деле в руководство Госдумой или Советом Федерации не назначали серьезных политиков, а только служак, которым доверяет Путин. Волошин в отличие от других сам сделал карьеру с самых низов как политический манипулятор. По нынешним данным, после перехода из Кремля в Думу Волошин не утратил своей власти. (Ярким примером этого был случай, когда по приказу Волошина были аннулированы разрешения на вход в зал заседаний Думы чиновникам отдела внутренней политики Администрации Кремля и восстановлены только через несколько месяцев – Я.П.)

Не будем забывать, что вся эта условно новая политическая система была им создана в 2012 году. После прихода Сергея Кириленко (новый заместитель руководителя Администрации Кремля по вопросам внутренней политики – Я.П.), мы не увидели в России появления внутриполитического либерализма. Мы по-прежнему живем по системе, созданной Волошиным.

- В принципе не исключено, что если для сохранения власти в 2024 году Путину нужно будет выдумать какую-то новую конструкцию, то одной из возможностей, например, могла бы быть передача большей власти Думе, и некоторые шаги к этому, возможно, уже сделаны?

- Такую возможность эксперты обсуждали еще в 2008 году, но тогда Путин от нее отказался. (Речь идет о том, что у Путина в это время закончился второй президентский срок, что является максимумом по российской Конституции, и тогда начали активно искать возможность, каким образом Путин мог бы продолжить деятельность в роли президента – Я.П.)

Не исключено, что такой вариант вновь окажется в повестке дня в 2024 году, и Россия перейдет на парламентский порядок или на полупарламентский-полупрезидентский порядок. Возможно, что задачей Волошина является это подготовить и сделать Думу еще более послушной и контролируемой, чтобы созданное Путиным правительство по сути сохранило такую же власть, которая есть у него сейчас в должности президента. А президентом стала бы какая-то формальная личность, например, снова Дмитрий Медведев.

- В своей книге вы утверждаете, что формально Путин мог бы быть даже демократом, поскольку он всегда очень точно следует Конституции и вообще тому, что записано в законах. Почему он это делает?

- Я считаю, что это одна из самых главных черт Путина, наряду со здравомыслием и агрессивностью. Но он это делает так, как любят говорить по-русски: следуя не духу закона, а букве закона. По-моему, он это делает для того, что если ему придется отказаться от власти или его заставят это сделать – в конце концов, ничего нельзя исключать – то из истории и на примере других стран он знает, что в таком случае его можно будет формально обвинить только в плохом руководстве страной, но ни в каких-то преступлениях.

Войска он вводит только после получения разрешения от Совета Федерации, как того требует Конституция. Жертвы где-то на Северном Кавказе или в Донбассе формально нельзя связать ни с одной деятельностью Путина. Даже если предположить, что когда-то мог бы начаться суд в России или международный процесс, формально ему было бы очень сложно что-то инкриминировать.

То же касается и денег. Многие эксперты говорили, что у Путина безмерные богатства. Говорили о 40 миллиардах долларов (утверждение российского политолога Станислава Белковского во второй половине 2000-х годов – Я.П.). До утечки Панамских документов мы не знали, как все это было организовано. Теперь мы более-менее знаем, как деньги прятали через оффшоры.

Я на 95 процентов уверен, что никто никогда не найдет денег, выписанных на имя Путина. Мы видим, что деньги идут через Сергея Ролдугина – путинского друга детства, которому он на сто процентов доверяет. Есть еще счета, которые принадлежат предпринимателям-друзьям Путина. Я уверен, что где-то есть очень большие счета, который Путин может в любой момент использовать. Достаточно лишь позвонить – да и звонить особо не нужно, это сделает кто-то из администрации – какому-то своему другу и сказать, что деньги нужно использовать для того или для этого. Но с именем Путина не связано ничего, так что, с точки зрения закона, против него ничего нет.

- В книге вы цитируете одно прежнее откровенное высказывание Путина о России: «Я взвалил все это дерьмо на свои плечи». Путин сказал это в начале 2000-х на встрече с правозащитниками, где была поднята тема его борьбы с олигархами, когда у него спросили: «Почему в стране все стало так сложно?» Почему, как вы думаете, Путин это сказал?

- Если внимательно следить за тем, что говорит Путин, можно найти очень много откровенных высказываний. Это лучшее средство исследовать режим в ситуации, когда у нас нет прямых источников, мемуаров находящихся рядом людей, архивных документов и так далее.

Например, в первой книге о Путине, которую в начале 2000-х написали Андрей Колесников, Наталья Тимакова и Наталья Геворкян («Разговоры с Владимиром Путиным» - Я.П.), Путин откровенного говорил о том, как в 1996 году сгорела его дача под Петербургом. Он признал, что хранил на даче дипломат с деньгами – там были все его сбережения. Он пытался спасти дипломат, но не смог.

Ни один нормальный человек в 1996 году не хранил деньги в России в рублях. Путин не был дураком, и тоже хранил свои деньги или в долларах, или в немецких марках. Теперь представим себе дипломат. Даже если он был лишь наполовину наполнен деньгами, то сколько же там было денег? Если деньги хранили в долларах, то в любом случае в сотнях. (В обычный дипломат сотенными купюрами помещается миллион, а в большой - и два миллиона – Я.П.)

Путин ни дня не работал в частном бизнесе, он всегда был на государственной работе. По сути Путин сообщил нам, что после ухода с государственный службы у него было много денег. Конечно, не так много, как у олигархов, но для госслужащего все же много. Но никто у него об этом не спросил, и народ до сих пор считает, что Путин совершенно не корыстный. Путин поделился с Колесниковым и еще одним интересным откровением - как он строил свой режим в начале 2000-х: чтобы пропало чувство вседозволенности, но не возникло чувство страха. Над этим он работал до 2012 года. В последнее время у людей появился этот страх.
__________________
.
Ursvamp вне форума   Ответить с цитированием