Показать сообщение отдельно
Старый 02.07.2018, 08:12   #1
Dang
F
 
Аватар для Dang
 
Регистрация: 09.10.2014
Сообщений: 29,526
Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11Dang 11
По умолчанию Две судьбы финских народов, или О важности наличия государства для нации

весьма и весьма , или как из двух финно-угорских народов с очень похожей судьбой один почти полностью растворился в «россиянах», а другой не только сохранился, но и построил своё государство.

Эта статья родилась из размышления над одним-единственным фактом — по переписи 1897 года, в Российской империи жило мордвы (под этим термином обозначали и эрзю, и мокшу) больше, чем эстонцев. Однако развитие этих народов в ХХ веке было диаметрально противоположным, и сейчас мы видим развитую независимую Эстонию с одной стороны, и на три четверти ассимилированную Мордовию, которая статус субъекта РФ имеет больше по инерции — с другой. Я задумался, а почему так вышло.

Причём если так посмотреть, то стартовые условия у эрзя и мокша были, как минимум, не хуже, чем у эстонцев. Поволжские финно-угры побыли независимыми намного дольше прибалтийских — если эстонские земли были захвачены немецкими и датскими крестоносцами уже в XIII столетии, то эрзя и мокша оставались фактически независимыми в «ничейной полосе» между лесом и степью (их земли просто нафиг никому не были нужны, хотя номинально их суверенами были сначала хан Золотой Орды, а затем московский царь) до XVII столетия.

Расположение на ничейной земле позволило эрзянам и мокшанам неплохо так развиться. К середине XIV века город Мохши на реке Пьяна (как ясно уже из названия, центр мокши) был развит не меньше, чем поволжские города Золотой Орды, а в 1612 году у мордовских князей оказалось достаточно сил, чтобы под Тетюшами самостоятельно разбить войско крымского хана, идущее на Нижний Новгород (фактически, тогда мордовские князья спасли ополчение Минина и Пожарского от удара в тыл). Правда, потом, когда Московское государство окрепло, степные мордовские княжества, не имеющие естественных рубежей обороны, всё равно не смогли устоять перед включением в империю.



Итог был один — и эстонцы, и мордва были низведены до уровня крепостного крестьянского населения (мордовская аристократия быстро русифицировалась, эстонская — толком и не успела возникнуть) во владениях иноплеменных христианских (немецких или русских) феодалов, активно насаждающих свою веру. К XIX столетию эстонское население было в основном олютеранено, а эрзянское и мокшанское — оправославлено (правда, РПЦ работала гораздо менее активно, да и времени было меньше, поэтому эрзянам и мокшанам удалось местами сохранить языческие культы). И те, и те жили в условиях, когда всякая культурная жизнь была связана с иноземцами — чтобы учиться и делать карьеру, в Эстляндской губернии надо было знать как минимум немецкий, а в Пензенской — русский.

Если продолжать сравнивать, то к началу ХХ века ситуация, правда, несколько изменилась в пользу эстонцев. В балтийских губерниях образование было лучше, Дерптский университет вообще был старейшим в империи, да и в XIX столетии в моду вообще вошло обучение лифляндской и эстляндской обеспеченной молодёжи в учебных заведениях Германии — благо, язык представители высших слоёв знали. Благодаря образованию появляется и национальная интеллигенция, причём не только остзейско-немецкая, но и, собственно, эстонская. В конце XIX века многие эстонские абитуриенты, скажем, Берлинского университета, уже писали в графе «страна происхождения» не Russland, а Estland. В 1881 году в Дерптском университете группа студентов основывает общество «Вирония» — первую эстонскую национальную организацию. Для общества студент-теолог Александр Мытус создаёт известный нам чёрно-сине-белый эстонский флаг.

Регион же, где жили мокша и эрзя, оставался глухой провинцией. Мордовские поселения располагались на территории Пензенской и Саратовской губерний, которые сами по себе по меркам Российской империи были дырой. Пензенская губерния была слишком далеко и от Москвы, и от Нижнего Новгорода с его ярмаркой, и от средневолжских городов — чтобы активно развиваться. С одной стороны, это позволяло сохраняться народной культуре — на отшибе в крестьянских поселениях даже до сих пор приносили жертвы Йецаве и Ведяве. С другой — полноценного национального движения у эрзян и мокшан толком не возникло.

И тем не менее, первая всероссийская перепись 1897 года насчитала в империи 1 млн 24 тыс. мордвин (одновременно эрзи и мокши) и 1 млн 3 тыс. эстонцев. Тем разительнее разница в судьбах этих народов после распада Российской империи.
__________________
я буду говорить прямо и отчетливо, по-русски. Нам глубоко поебать на этот ваш русский космизм и православную мифологию. Так понятно? (c)
Dang вне форума   Ответить с цитированием